Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
20:40 

Ода Нобунага / Мацунага Хисахиде, "Бордельные сплетни"

S&M
*_Lezolirendaeriserail_* Я больше не арбузный герой, теперь я — мандариновый пришелец.
Название: Одна и та же история (аверс)
Автор: Lezolirendaeriserail
Бета: Зеркало-тян
Рейтинг: G
Пейринг: Ода Нобунага / Мацунага Хисахиде
Жанр: teh drama
Тема: бордельные сплетни
Дисклеймер: персонажи принадлежат CAPCOM, автор ни на что не претендует

– Скучно, – тянет Нобунага.
Подобная реплика в большинстве случаев звучит капризом избалованного ребенка, но только не когда дело касается владыки Овари. В его устах даже такая короткая фраза приобретает особые, внушительные интонации.
Каприз избалованного демона-повелителя Шестого Неба – это если не приказ, то по крайней мере зловещее предупреждение о каре за его невыполнение.
В другое время на такой зов бледной тенью из темноты выплыл бы Акети Мицухиде, одновременно с ним с другой стороны, жизнерадостно прыгая на одной ножке, явился бы Мори Ранмару… И только прекрасная и смертоносная Но-химе бы не пришла. Она бы просто придвинулась немного, выступая из-за спины супруга, и изящно наклонилась, не смея заглядывать Оде в глаза.
Но сейчас, когда в плане по захвату страны наступила ключевая стадия, во время которой требуется вывести из строя почти всех вражеских полководцев, в замке нет никого, кроме его хозяина.
И случайного гостя, заглянувшего полюбоваться на зачем-то захваченные в многочисленных сражениях трофеи. Который, конечно, считается союзником.
Формально считается.
Временно.
Пока не надоест. Или не ошибётся.
– Мацунага! – зовет Нобунага требовательно.
Тот не спешит на крик бежать, но все равно направляется к хозяину Овари. Заложив руки за спину, непреклонно выпрямившись, неторопливо и беззвучно переступая.
– Меня звали? – интересуется Хисахиде. Нобунага игнорирует этот вопрос.
– Скучно, – повторяет он. – Расскажи мне что-нибудь интересное.
Мацунага переводит взгляд выше, почти на потолок, изображая на лице задумчивость.
– Смешную баечку, глупую бордельную сплетню или поучительную историю с моралью? – уточняет он.
– Без разницы. Просто говори.
Об этом догадывается только по-женски проницательная Но-химе и, разумеется, никому в голову не приходит говорить вслух, но Оде нравится тихий и мягкий голос Хисахиде.
Просто по-человечески нравится.
Насколько к демону-повелителю Шестого Неба вообще применимо понятие «человечность».
– Я бы предпочел говорить о вещах, – осторожно предупреждает Мацунага. – Например, рассказать о долгой жизни одной из тех, что сейчас волею судьбы оказались в Овари и что мне столь великодушно было позволено изучить. Но я чувствую, что это следует приберечь для другого раза.
Мацунага медленно опускается на оказавшееся неподалеку от трона владыки Овари сидение (не иначе принадлежащее Ранмару), неторопливо расправляет вокруг себя полы длинной одежды и только после этого – впервые за день – обращается взгляд на Нобунагу.
Если очень-очень приглядеться, то в глазах Хисахиде можно увидеть легкий интерес. Если приглядеться еще лучше, на самом дне глаз Хисахиде можно обнаружить скуку и брезгливость.
Мацунага любит вещи долговечные, а зловещий демон-повелитель Шестого неба, чьё время кончится со дня на день, не может у Хисахиде вызвать даже жалость.
– Один влиятельный даймё, однажды заскучав… – начинает Мацунага издалека и делает небольшую паузу. Но Оде, кажется, и правда не так уж важна тема, и Нобунага благосклонно кивает, намекая на продолжение. – Спросил совета у одного из своих ближайших сторонников. На что тот ответил, что покидать родной замок можно не только с целью захвата земель или личной расправы над их бывшими правителями, и многословно описал, чем именно время от времени занимаются люди, собираясь вместе и посещая специально предназначенные для развлечения заведения.
Ода кивает задумчиво, словно может представить всё это продолжительное и красочное расписывание. Или словно и правда знает, как нечто подобное должно звучать.
– До этого момента наш даймё как-то не уделял должного внимания этой стороне жизни, не испытывал к ней интереса, хотя, разумеется, и знал о её существовании. Но сладкие, томные, сами собой льющиеся в уши речи его сторонника сумели задеть в глубине души даймё какие-то струны, о наличии которых никто не подозревал. И он не только согласился, но и поручил этому же стороннику себя сопровождать в столь занимательном походе. А отказывать этому даймё никто не смел.
Выражение лица Нобунаги в течение этого рассказа не меняется, но глаза его начинают понемногу темнеть.
Словно он начинает о чём-то подозревать.
– Поэтому сторонник лишь тихо поблагодарил за оказанную честь, склоняясь перед даймё ниже положенного, чтобы спрятать лицо и медленно расцветающую на нём улыбку. На самом деле он давно ждал подходящего случая. Выманить даймё из-за неприступных стен его замка, из колец хорошо обученной охраны, и паутины приближённых, из-под присмотра до умопомрачения верной супруги было заветной мечтой его сторонника. Настолько невозможной мечтой, что на её осуществление он никогда не рассчитывал, сосредоточившись на других планах. Он всегда думал, что остаться с даймё наедине в опустевшем замке, когда господин своим же приказом отошлёт всех прочих от себя, на порядок вероятнее, чем соблазнить его на маленькое приключение. И как минимум на два порядка – чем на поход в такое удобное место, куда вход открыт для всех и где присутствие постороннего человека не вызовет подозрения, и где специально обученные девушки пробираются под непробиваемые доспехи знаменитых воинов. И этих мастериц можно запросто купить не только с целью с увеселения или ублажения, но и склонить к аккуратному и тихому убийству дражайшего посетителя. А даже если она не справится, всегда можно и самому прийти на помощь.
На этом месте Ода обрывает монолог жестом. Терпение – это явно не одна из присущих ему черт характера.
– Этим рассказом ты хочешь мне сказать, что однажды предашь меня? – проницательно уточняет Нобунага, небеспричинно принимая повествование на свой счёт.
Не отвечать на прямой вопрос демона-повелителя Шестого Неба довольно опасно.
Говорить ему в лицо нечто подобное просто самоубийственно.
Многозначительно промолчать… тоже не лучший выход.
– Я говорил не о себе, – уклончиво тянет Хисахиде. – Вам разве так не показалось?

@темы: свободное участие, Ода Нобунага/Мацунага Хисахидэ, Бордельные сплетни

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Tenka-BSR

главная